Президент НОПРИЗ Михаил Посохин: «Саморегулирование должно раздавать знания»

51
Президент НОПРИЗ Михаил Посохин: «Саморегулирование должно раздавать знания»

Национальное объединение изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ) активно влияет на деятельность изыскательского и проектного сообщества, занимаясь законодательством, нормотворчеством и повышением квалификации профессионального сообщества. О том, что удалось сделать в 2019 году, мы беседуем с президентом НОПРИЗ, Народным архитектором России, академиком Михаилом Посохиным:

– Михаил Михайлович, традиционно в начале нового года подводятся итоги года предыдущего. Каким был 2019 год для НОПРИЗ, что удалось сделать?

– Говоря о 2019 годе, мы должны испытывать определенное удовлетворение от того, что несмотря на трудности, нам удалось решить значительное количество проблем, а также провести ряд мероприятий, которые дают мощный импульс для дальнейшего движения вперед с учетом потребностей СРО. Мы является нацобъединением СРО, поэтому при всей важности архитектурных, градостроительных, проектных и изыскательских проблем самым главным вопросом для нас является саморегулирование, понимание того, что с ним будет в дальнейшем и как оно будет развиваться. Потому что если саморегулирование не будет решать те проблемы, которые может и должно решать, то и перспектив его дальнейшего развития тоже мы не увидим.

Градостроительным кодексом определены функции саморегулируемых организаций. Это анализ деятельности своих членов, контроль их предпринимательской или профессиональной деятельности, применение мер дисциплинарного воздействия в отношении своих членов, обеспечение информационной открытости деятельности компаний, входящих в состав СРО, и другие.

Однако при этом такие вопросы, как оценка квалификации, разработка профессиональных стандартов, техническое регулирование, новые законы или изменения в Градостроительный кодекс или закон о госзакупках, взаимодействие с органами власти выходят за возможности отдельной СРО. И нацобъединение СРО аккумулирует возможности саморегулируемых организаций и решает те вопросы, которые каждая СРО в отдельности решить не может. Именно этим НОПРИЗ и занимался весь 2019 год, причем весьма успешно.

В 2019 году было проведено 6 заседаний Совета Национального объединения изыскателей и проектировщиков, на которых были приняты решения в общей сложности по 49 вопросам. По поручению Совета разработано 7 профессиональных стандартов, даны предложения для наполнения раздела «Совершенствование проектирования», включающего подразделы «Технологии информационного моделирования в строительстве», «Типовое проектирование», а также раздела «Архитектурно-строительное проектирование и инженерные изыскания» Стратегии развития строительной отрасли Российской Федерации до 2030, разработаны предложения по реализации нацпроекта «Жилье и городская среда». Создан Совет по профессиональным квалификациям в области инженерных изысканий, градостроительства, архитектурно-строительного проектирования.

Проведено 60 тематических мероприятий в регионах. Совместно с Российской академией художеств организован международный профессиональный конкурс НОПРИЗ на лучший проект, опыт которого получил широкое распространение во многих субъектах Российской Федерации.

Была проделана большая работа, которая является прямой сферой деятельности нацобъединения с 2017 года, — это формирование и ведение Национального реестра специалистов в области изысканий и проектирования. Это довольно сложная работа, поскольку НОПРИЗу нужно было не только учесть всех специалистов соответствующей квалификации, но и выполнять несвойственные нам функции по проверке представленных пакетов документов. Много проблем доставило наименование профессий, по которым специалисты получили высшее образование, потому что близкие по сути, но разные по именованию профессии могут не совпадать с тем, как профессия названа в приказе Минстроя России.

Эта проблема напрямую связана с необходимостью разработки профессиональных стандартов, на основе которых должны быть сформированы учебные программы вузов и правильно названы специальности, по которым обучаются студенты, потому что именно там начинаются проблемы, которые потом возникают с нацреестром. Поэтому, опираясь на разработанные профстандарты, можно эти проблемы и ошибки свести к минимуму, а также учесть новые появляющиеся профессии в нашей сфере.

– Эти проблемы мог бы в какой-то степени разрешить закон «Об архитектурной деятельности», который должен был быть разработан еще в прошлом году. НОПРИЗ активно занимался этой работой — на какой стадии она сейчас?

– Работа над законопроектом «Об архитектурной деятельности» велась нами совместно с Союзом архитекторов России и Российской академией архитектуры и строительных наук. Таким образом концепция проекта закона и его основные положения были согласованы со всеми представителями профессионального сообщества архитекторов, инженеров, проектировщиков. В ноябре 2019 года была создана редакционная коллегия по доработке текста законопроекта, в которую вошли представители Союза архитекторов России, Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований, Академии архитектуры и строительных наук, МАРХИ, института градостроительной политики, государственного бюджетного учреждения города Москвы «Московский аналитический центр в сфере городского хозяйства», консалтинговой группы «Базис», НОПРИЗ.

В декабре коллегия завершила работу по доработке текста законопроекта «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и провела итоговое совещание, в ходе которого было отмечено, что законопроект отражает единую позицию всех представителей профессионального сообщества, а также принято решение до конца января 2020 года завершить работу над окончательной редакцией текста законопроекта.

Мы изначально настаивали, что закон об архитектурной деятельности нужно рассматривать не как закон только о деятельности архитектора. Здесь ключевым должно стать слово «деятельность», и все аспекты, которые она в себя включает, в том числе и саморегулирование.

Статус главного архитектора города или региона до сих пор четко не урегулирован. Давайте разберемся, кому он подчиняется? Сейчас провозгласили, что главный архитектор напрямую подчиняется главе региона или города. А может ли назначаемый чиновник спорить со своим руководителем и работодателем и быть независимым? Вряд ли. Сегодня и главный архитектор, и архитектор проекта исполняют интересы того, кто платит деньги. Раньше было много архитектурных конкурсов, а сейчас их практически нет. Сегодня влияние одного главы региона гораздо весомее всех творческих идей архитектурного сообщества. Не меньшее давление испытывают архитекторы и со стороны инвесторов, которые также диктуют свои условия, исходя из интересов бизнеса. А иногда эти интересы идут вразрез с интересами жителей городов, которым нужна комфортная среда обитания. Поэтому мы делаем такой документ, чтобы он был наилучшим образом и для архитектурного сообщества, и для жителей наших городов.

– Можно ли надеяться, что окончательный текст законопроекта появится в ближайшее время?

– У нас впереди еще много работы, нужно убедить и правительство, и депутатов Госдумы, что разработанный нами закон — это совершенно новый документ, а не поправки в действующий закон «Об архитектуре», про который все давным-давно забыли. Нам нужен закон, который учтет все стороны, занятые в архитектурной деятельности, в том числе и в рамках системы саморегулирования, а на базе старого закона это прописать невозможно. Надеюсь, что в ближайшее время мы договоримся, в каком статусе новый закон пойдет в Госдуму России.

– Вы уже упомянули о важном для НОПРИЗ событии уходящего года — создании Совета по профессиональным квалификациям. Можно немного подробнее об этом?

– Действительно, в прошлом году произошло знаменательное событие — нам позволили сформировать Совет по профессиональным квалификациям в области архитектуры и инженерных изысканий. Базовой площадкой для работы СПК стало Национальное объединение изыскателей и проектировщиков. Для нас это очень важно, потому что самостоятельный совет по профессиональным квалификациям в архитектуре и изысканиях выводит нас на чисто профессиональный уровень рассмотрения этих вопросов. Я всегда говорил о необходимости формирования СРО как профессиональных организаций, которые способствуют росту профессионального мастерства в условиях тяжелейшего состояния нашего профобразования.

В ближайший год мы должны заложить основы для проведения независимой оценки квалификации архитекторов и изыскателей, которая должна учитываться и в Национальном реестре специалистов. Это позволит вывести всю нашу деятельность на новый профессиональный уровень, а через поддержку профессионального развития специалистов и компаний укрепит и систему саморегулирования. СРО должна быть организацией, не собирающей взносы, а раздающей знания, потому что через СРО и за их счет реализуются нужные профессиональному сообществу законы, нормативные документы и так далее.

– Как вы будете выстраивать отношения с СПК в области строительства?

– Будем выстраивать их конструктивно, потому что я не вижу почвы ни для соперничества, ни для трений. Мы работаем каждый по своим направлениям, по своим профессиям. Хотя, конечно, где-то наши компетенции могут соприкасаться, переходить из области проектирования в строительство. Сейчас очень широко обсуждаются и внедряются BIM-технологии, не только в проектировании, но и в строительстве. Здесь мы можем и должны работать со строителями в одном ключе, потому что постепенно вводится понятие «жизненный цикл объекта». Я целиком и полностью за такой подход — на жизненном цикле объекта видно, что нельзя экономить на изысканиях и проектировании, потому что все это потом аукнется при строительстве и особенно при эксплуатации. На самом деле, в жизненном цикле объекта должен быть заинтересован, прежде всего, владелец или инвестор проекта, чтобы уже на ранней стадии убрать возможности негативных последствий.

Цифровые технологии здесь могут стать серьезным подспорьем, потому что единая BIM-модель будет передаваться от проектировщиков к строителям, а затем к эксплуатирующей организации, и все участники процесса должны уметь работать в едином цифровом пространстве. Значит, должен быть непрерывный и единый процесс получения знаний. Мы уже поняли, что «цифра» — это не вещь в себе, а один из инструментов создания объекта, соответственно, и проектировщик, и строитель, и сметчик должны уметь работать в этой системе. Это колоссальная работа, которую нам предстоит выполнить вместе с СПК строителей.

– В 2019 году на строителей очень сильно повлиял закон о проектном финансировании строительства жилья. Коснулось ли это вашего сообщества?

– Нет, проектировщиков это особо не коснулось. Но лично меня очень неприятно коснулось другое: то, что некоторые мои коллеги начали называть претензии граждан к качеству строительства потребительским терроризмом. Это что, россиянин, на чьи деньги построено жилье и у которого есть претензии к строителям, теперь террорист?! Как можно такое говорить? Почему покупатель, который вложил свои средства в стройку и вместо качественной квартиры увидел недоделки, кривые стены, плохие окна и прочее, должен со всем этим соглашаться? И совершенно правильно люди отказываются принимать такие квартиры до тех пор, пока не будут устранены все недоделки. Сегодня отдельные застройщики очень возбуждены этим «терроризмом», а люди просто требуют, чтобы было нормальное качество работ.

– Какие планы у Национального объединения на 2020 год?

– 2020 год — это старт нового десятилетия, новой эпохи, в том числе и для системы саморегулирования в области инженерных изысканий и архитектурно-строительного проектирования. Саморегулирование дало нам возможность объединить профессиональные усилия. Вместе мы уже добились многого, но впереди еще более глобальные задачи государственного масштаба, которые мы также будем решать сообща.

Лариса Поршнева // АНСБ, 22.01.2020 г.